jorj_insight88 wrote in na_slabo

Category:

Семён Семёныч!

Семён Семёныч!

Семён Семёныч, он же Сёма или Сёмыч, задумался о жизни. И таковое с ним происходило регулярно. Задумался молча и крепко. Да так, что кожа на лбу и лысом черепе сморщилась, придав лицу задумчивое выражение. Да и положение тела тоже выглядело очень задумчивым. Положение просто обязывало к размышлениям, поскольку Семён Семёныч находился в туалете и тужился. Что ни изображай из себя, как не изворачивайся, а поза и со стороны, и по ощущениям, напоминала изображение Роденовского «Мыслителя». Ну не будешь же сидеть с комическим выражением лица, ей Богу, когда всё так основательно и серьёзно! Это было время подумать и местом уединения. Хотя последние десять лет Семён жил один и вся квартира была в его распоряжении, отчего и царило в ней запустение. Мыслить Семёнычу нравилось, а убираться было лень. Он пробовал задумчиво лежать на диване, но получалось плохо, так как незаметно им овладевала сонливость. Возникновение морщин на лбу было на уровне рефлексов – напрягались мышцы ануса и напрягались мозговые извилины, каким-то образом приводившие в движение мышцы головы и кожу, и тогда по лбу шли извивы глубоких морщин, которые, как известно, украшают сократовские лбы интеллектуального вида мужчин. Не только шрамы украшают тело мужчин, но и морщины на лбу, являясь видимым признаком, что данная особь обладает недюжинным интеллектом. Подобная сетка лобных борозд служит своеобразным QR-кодом. Люди довольно часто выглядят умными за счёт умного выражения лица и молчания. Чтобы слыть умными им и говорить не нужно, достаточно смотреть на собеседника, морщить лоб и изображать глубокомысленное молчание или задумчивое выражение. Молчит, значит, думает, так думаем мы. Наверняка думает о чём-то своём, важном, чем не с каждым-то и поделишься. Но это мы думаем за молчуна, приписывая ему свои мысли и чувства, и лишь когда такой человек заговорит, понимаем, что ошиблись.

Пока Семён пыхтел и кряхтел в результате незамысловатой работы кишечника, мысли роились под бронёй высокого лба с нулевым к.п.д. Они лишь жужжали, не принимая форму слов. Это жужжание напоминало работу трансформатора. Но понять, о чём думает трансформатор, нам не под силу, ибо ментальный ток и электрический ток имеют что-то родственное в своей природе, но уж сильно отличаются между собой.

- Мыслезвучие… - появилась первая мысль в голове, первая мыслеформа, описывающая состояние мыслителя. Дальше этого дело не пошло, ум издавал лишь неопределённые звуки: мммм… ээээ… ооо… ммм… Завершился процесс опорожнения короткой эмоцией, выраженной как «Фух, бля!», и заглушённой шумом водопада – сливающейся воды в унитаз. 

«Мыслю, следовательно, существую…» - подытожил Семён, взявшейся откуда-то цитатой. В голове иногда всплывали обрывки чужих мыслей.

И тут Сёма вспомнил, что ему нужно было сегодня сдать анализы. Вот же чёрт, а он их уже спустил в унитаз! Можно повторить? Вряд ли это сработало бы с организмом Семёна, так как он ходил по большому только раз в сутки по утрам. По-маленькому можно было повторить сколько угодно, если к тому же выпить литруху пива.

Дело в том, что Сёма устраивался на работу и ему нужно было пройти медкомиссию. – Блин, как глупо получилось. Все сведения о микрофлоре и фауне организма были смыты и унесены сточными водами в океан. Они не попали в посуду для анализов и не стали образцами для лабораторных исследований и, возможно, жарких научных споров каких-нибудь студентов медицинского колледжа, проходящих практику в лечебном заведении. Мои данные не послужили не только науке в целом, но и лично мне – сокрушался Семён. – Всего-то и нужно было посуду приготовить с вечера. Как нелепо устроена жизнь! Семён Семёныч! – восклицал он в таких случаях и хлопал себя по лбу.

Ждать следующего утра было никак невозможно, сроки прохождения медкомиссии поджимали, закончить с этим делом нужно было сегодня, а лучше вчера. Семён Семёныч был не глупым человеком, и всегда мог рассчитывать договориться по щекотливым вопросам с не глупыми людьми. Он быстро оделся и насколько мог быстро отправился в поликлинику. Его походка была слегка покачивающейся и его слегка укачивало от быстрой ходьбы. Он подозревал, что вчера последняя чекушка была лишней. На выходе из подъезда ему повстречался Лёха Кривой, у которого он выпросил закурить и одолжил сто рублей.

Уже через 40 минут Семён стучал в двери старшей медсестры клинической лаборатории, где и проводились научные изыскания, результаты которых так стремился заполучить терапевт, дающий заключение о годности организма Семёна к работе. Как Семёныч получил сертификаты от психиатра и нарколога я описывать не буду, потому что это врачебная тайна.

- Можно к вам по личному вопросу? – В чём дело? Приём анализов в соседних кабинетах. Вы что читать не умеете? – раздался строгий женский голос из белого халата, сидевшего за столом.

- Понимаете, мне бы анализы сдать без посуды, ну, то есть, сдать не сдавая, потому что свои анализы я потерял по дороге. Понимаете? Чтобы я вроде как сдал, а мне сразу выдали бы результат.

- Без посуды не принимаем. Посуду для анализов купите в аптеке, туалет на улице за углом здания. Приём заканчивается в 9-30. Поспешите. Выдача результатов на следующий день.

- Да в курсе я, читать умею, порядки знаю. Мне бы результаты сразу, я отблагодарю. Чисто формальность – вы бумажку, я бумажку, и все довольны.

- Вам куда и зачем?

- Мне на работу. Медкомиссия. Формальность.

Функция старшей медсестры достаёт из шухлядки стола бланк и заполняет его. Протягивает его со словами: - Вот вам ваши анализы. Без посуды.

- Премного благодарен – шаркает ножкой Семён и протягивает в ответ вознаграждение.

Всё нормально, все довольны. Денег на взятки другим врачам больше не было, и взять их было не где. Вот уже как два месяца Семён Семёнович был без работы и месяц как вышел из запоя. Сейчас он находился в статусе неофициального безработного, но появился шанс изменить свой статус – замаячило официальное трудоустройство по его профессии. Отсюда вся эта возня с бумажками. Сёма вздохнул – онкоосмотр и флюорографию придётся проходить лично, смело подставляя зад пальцу проктолога и грудь рентгеновским излучениям. 

Можно было вообще купить прохождение медкомиссии и не заморачиваться, но последние деньги пришлось пропить, чтобы выглядеть бодро и жизнерадостно. Сдай он свою кровь и мочу в натуре на анализы, и они бы показали недопустимо высокий уровень алкоголя и прочих вредных веществ, кричащих о полураспаде организма и указывающих на факт распада личности. А этого Семён допустить никак не мог, не настолько он низко пал и распался. Он был ещё не из когорты опустившихся, а из плеяды шифрующихся.

- Вот устроюсь на работу и брошу пить – пообещал себе в который раз Семён Семёныч. – Посуду они после анализов не возвращают! – засмеялся он, вспомнив объявление на дверях лаборатории. Главное, чтобы посуду принимали в пункте приёма стеклотары и там было открыто. На балконе стояли два пакета с пустыми бутылками.

Жизнь вовсе не кажется нелепой, несправедливой ко мне, всё в мире организовано в такой способ, что если смазывать, то всё крутится. Морщин на лбу Сёмы уже не было, лишь две носогубные складки образовали хитрую и довольную улыбку.

Семён пил. Пил по жизни. Не пить он не мог, ибо центральной философской идеей его мировоззрения было выражение, что «питие определяет сознание». Сознание к Семёну возвращалось в результате пития, в то время как других людей питие погружало в бессознательное состояние. Это, так сказать, идейная надстройка. А базовым было мироощущение, «пью, чтобы жить, а живу, чтобы пить».

И вдруг молнией сверкнула мысль – если ты настолько проспиртован и горюч, то ведь в сложной ситуации безалкогольного отравления можно спасти себя крайней мерой – выпив собственной мочи. Это спасёт, даст возможность продержаться до остограммливания. – Тьфу ты! Какая только дурь не придёт в голову, когда хочется выпить, а нельзя. Пообещал же, что пить не буду.

- Как не будешь?!! А как же я? – раздался голос изнутри, в районе печени, и пустота засосала «под ложечкой». Семён замер. – А ты кто? – Я твой внутренний алкаш, смысл и форма твоего существования. Программа пития-сознания. Твой недоразвитый спившийся внутренний ребёнок. Неужели ты меня бросишь?

- Воно оно как! Да что ж я без сердца?! Как можно! «Мы ж в ответе за тех, кого…», снова выскочила цитата классика. За тех, кто живёт внутри нас. Я-то думал, что это какой-то паразит во мне, типа беса, искушающего меня выпить. А это, поди ж ты, ребёнок. Нет, ребёночка нужно поить и лелеять. Получается, что я кормящий отец, поилец. Пусть плохой, но отец.

- Нет, ты хороший, ты то, что мне нужно, я люблю тебя таким. Оставайся сам собой, потому что ты – моя жизнь, в тебе моя жизнь – прожурчал чертёнок. Тьфу, ребёнок!

- Мне таких ласковых слов никто ещё не говорил… Скупые мужские слёзы скатились по щеке Семёна, и он ощутил их алкогольный привкус на губах. Щипало глаза и сердце. – А где же ты был раньше, почему я тебя не слышал?

- Да в тебе и был. Но ты был не готов. Или всегда «готов». И я вместе с тобой всегда был пьяным и довольным. А теперь я несчастен. Что я слышу? Расклад неблагоприятный: или ты бросаешь пить; или не пьёшь, потому что негде достать, не за что купить; или пьёшь свою мочу. Вот я и плачу, а ты думаешь, что плачешь ты от моих слов. Я завишу от тебя, а ты от меня. Я - твоё желание и потребность пить. Мы в одной упряжке. Я хочу напиться, а ты?

- Да, не мешало бы пропустить стаканчик. Но погоди. А нет ли у меня ещё одного внутреннего голоса? Я слышал порой речи другого содержания. Что скажет мой здравый смысл?

- Ну, наконец-то, и меня вспомнили, и до меня очередь дошла. Обычно я тоже нахожусь в состоянии алкогольного опьянения и лыка не вяжу. Но в минуту отрезвления могу сказать лишь одно – мне уже пох. В отличие от вас я не плачу, и слюни-сопли не пускаю. Ты, Сёма, всё уже пересрал и пропил, и жизнь свою просрал. Мой анализ ситуации таков –сдохни ты, и мир вздохнёт с облегчением. Будешь ты работать или нет, будешь ты бухать или нет – по любому ты уже конченый дегенерат. Не беспокой меня больше, раньше нужно было думать.

- Понятно. Безответственно рассуждаешь. – А как мне рассуждать, если ты ведёшь себя безответственно? – огрызнулся рассудок. – Я же, всё же, твой носитель. Твоё дело меня предупреждать об опасности, показать разные варианты, посоветовать. Мог бы и побороться за меня. – Да уж боролся, показывал и советовал. Так ты же не меня слушаешь, а этого зелёного сопляка. Я тебе и работу посоветовал найти и бросить пить. И что толку?

- Есть толк, я нашёл и пообещал. Не улетай, моя кукушечка!

- А есть ли ещё кто во мне? Ау! Есть кто? (тишина).

- Когда-то ещё совесть с нами была, давно правда это было. Не отзывается. Померла, небось. Заглушил ты её водкой, Семёныч. Помню, ещё когда жена от тебя уходила, так говорила: - Нету у тебя совести, ирод проклятый! А это когда ещё было! И тогда уже совесть в тебе не дёргалась. Где-то по молодости и потерял.

- Какая совесть? Выдумки всё это, не верь ему, не было никакой совести в тебе отродясь – отозвался внутренний алкаш. Есть только внутренняя жажда, нужда, и она превращается в зов и требует – выпей! Имидж ничто, жажда всё.

- Не слушай своего паразита, он ест/пьёт за твой счёт. Брось пить и берись за ум. Глядишь, и всё наладится. Будешь жить разумно.

Семён Семёныч проснулся от резкого крика «следующий!» и толчка в бок. Он сидел на скамейке возле кабинета терапевта. Люди, находящиеся рядом, вопросительно смотрели на него. «Да, иду, кажется я уснул». Семёныч встал и вошёл в кабинет.

Выводы? А нет никаких выводов. Все результаты всех анализов, публикуемых в Соо – это выдумка, среднестатистические цифры в пределах общей нормы, взятые с потолка какой-нибудь старшей медсестрой в какой-либо творческой лаборатории. Потому что мы здесь сочиняем истории, анекдоты. Мы заняты игрой и получаем удовольствие в процессе игры.

promo na_slabo may 30, 2019 00:49 158
Buy for 10 tokens
Правила Порядок такой: путем розыгрыша при помощи Таксы и Валенка выбираем тему для конкурсного произведения. Определяем сроки написания и дни подведения итогов. Садимся и пишем. Кидаем пост в сообщество через премодерацию. Любуемся. Ждем оценок, комментариев и итогов заплыва. Собственно…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.