Ewa Manilowa (manilowa_ewa) wrote in na_slabo,
Ewa Manilowa
manilowa_ewa
na_slabo

Category:

Друг человека

Война прокатилась по миру жесткими колёсами ядерных колесниц. С тех пор прошло уже более двадцати лет.
Маленький приморский городок на Дальнем Востоке был когда-то трижды смыт волной цунами, сгорел дотла бесчисленное множеств раз, был завоеван каким-то узкоглазыми южанами и отвоеван такими же узкоглазыми северянами. Вскоре стал не нужен ни тем, ни другим. Толку в нём было чуть, народу --и того меньше. Холодно, сыро, голодно. И так изо дня в день. Кому ж понравится владеть таким унылым и жалким краем?
Городок оставили в покое буйные завоеватели, из остатков разрушенных домов жители настроили лачужек с печным отоплением, хотя топить сушеными водорослями—то ещё удовольствие, да и собирать их вдоль берега очень опасно: из воды то и дело вылезает на берег всякая нечисть, и названия-то не придумаешь тому, во что превратились безобидные рыбы, не говоря уже о хищных.
Люську отправляли собирать эти чертовы водоросли регулярно и без всякой жалости. В семье было семеро детей, и родители, говоря откровенно, иногда даже надеялись, что их станет меньше. Что поделать, такова была суровая жизнь. Люська не роптал. Кстати, Люська—мальчик. На самом-то деле его звали Ильёй, но младшие смешно выговаривали вместо «Илюшка» это забавное имя. Так он и остался в семье под кличкой. Люська и Люська, было бы за что переживать...
Холодным зябким утром он брёл по берегу, загребая за собой самодельными деревянными граблями. Когда на них наматывался достаточный комок слизлых жёстких листьев, Люська снимал водоросли и прятал в мешок, который тянул за собой по песку и гальке. Завидев впереди большую кучу буроватых листьев, мальчик ускорил шаг: это же его дневной улов, вот так просто, за пять минут!
Вдруг эта бесформенная куча издала странный скулящий звук чуть сдвинулась. Люська обмер: мало ли какой гадости пришло в голову спрятаться в водорослях. Но уж больно жалким был звук, уж больно слабым движение листьев. Не похоже, что там кто-то страшный. Может быть, съедобный? От внезапного чувства постоянного голода вдруг резко засосало под ложечкой и громко заурчало в желудке. Люська ни разу за всю свою короткую жизнь не ел досыта и уж тем более ни разу не ел чего-либо, что можно было бы назвать вкусным. Еда—это еда, что-то неприятное и даже иногда мерзкое, но хотя бы не умрёшь от голода. Чайки, пойманные в силок—жёсткие и пахнут падалью;змеи, похожие не резину, совсем безвкусные; мыши и крысы —слишком жилистые, не разжуешь...
Подкравшись к водорослям, Люська пошевелил их граблями. Скулящий звук повторился, а потом сменился не какое-то невнятное бормотание. Из под бурых листьев выбрался неведомый зверек на четырёх лапках. У него была смешная удлиненная мордочка с круглым черным носом и висящие уши, похожие на стельки. Зверёк лизнул мальчика и тихонько тявкнул. Откуда было Люське знать, что перед ним самое удивительное создание, чудом сохранившееся с давних довоенных времен—собачка. Люська , повинуясь какому-то безотчетному порыву, осторожно протянул руку и почесал зверька за вислым ушком. Собачка яростно замотала хвостом, так что даже все её длинное худое тельце начало извиваться. Люська испуганно отдёрнул руку.
--Ты кто?--спросил мальчик. Ему было так хорошо рядом с этим чудным созданием, что не хотелось уходить.
Пёсик , неведомо откуда появившийся на грязном холодном пляже, так хотел тепла и ласки, что позволил себе перевернуться на спину и подставил мальчику тощий животик—почесать. Люська так и сделал, хотя совершенно не понимал, почему ж это именно так надо и что это означает. Подхватив собачонку под мышку, мальчик запихал комок водорослей в мешок и резво помчался к дому.
--Ма, ма!--с порога закричал он.--Смотри, чего у меня! Зверь какой!
--Что?--устало спросила замученная, будто выцветшая женщина. Она сидела у печки и вязала из каких-то потрёпанных ниток носки. Никого больше не было в доме: отец ушел искать какую-нибудь работу, младшие бегали по городку в надежде раздобыть что-то съестное. Может быть, украсть—это уже не считалось зазорным.
--Смотри --какое!--радостно повторил Люська и вытащил из под куртки пёсика. Тот испуганно прижался к нему и даже попытался засунуть нос за ворот старого свитера.
--Ну, это собака,--равнодушно сказала мать.--Дворняга, щенок. Где взял зверюгу-то?
--Да на берегу, ма. Не знаю, откуда оно там было. Оно...зачем нужно?
--Теперь уже не знаю. Раньше дом охраняли. А теперь чего тут охранять-то? Отец придет вечером, облупит—хоть супа вам сварю,--буднично сказала мать.

Люську будто с размаху ударили по голове, так сразу стало страшно... Мокрый холодный нос ещё щекотал его шею, а в голове крутились два слова: «Облупит...суп...»
--Как?--пискляво спросил мальчик.
--Ну, а что ещё делать?--мать сбилась со счета в петлях, чертыхнулась и начала их отбирать с одной спицы на другую по две зараз.
--Ну... оно маленькое такое...оно хорошее...лижется, плачет же...---задыхаясь от непонятного ему самому чувства забормотал Люська.
--А кормить его ты чем будешь? Травой своей?! А я вас всех чем буду кормить!?!Зверюг он всяких жалеет! Людей бы пожалел!--переходя на крик вскинулась мать,отбрасывая в сторону вязанье. Её лицо стало таким несчастным, что мальчику до смерти захотелось обнять её и пожалеть, как собачку. Он потянулся к матери левой рукой, но она шлёпнула его по пальцам и заплакала, уткнувшись лицом в фартук.
--Ма, ну ма...Я не хочу его есть.. --зашептал, всхлипывая, Люська.--Я его любить буду, оно будет со мной дружить..А когда вырастет, я его научу мешок таскать, ма. Ну, не плачь. Я тебя люблю...

Смешная маленькая собачка, забавно не сочетающаяся со словом «зверь», осторожно потянула мать за край фартука, и, когда та удивлённо подняла зарёванное лицо, вдруг доверчиво лизнула женщину в щеку.
Мать поперхнулась рыданием, замолчала и некоторое время пристально смотрела на щенка. В её глазах Люська видел какое-то незнакомое ему, совсем непонятное выражение, будто маме хотелось одновременно выругаться и засмеяться.
--Пусть живёт,-вдруг сказала женщина.--Я с отцом поговорю. В конце концов не люди мы, что ли? Это мальчик или девочка?
--А... какая разница?--фыркнул Люська.
И они с мамой вдруг совершили то, чего никогда не делали: дружно и громко засмеялись сквозь слёзы.
Tags: Не будите во мне зверя!
Subscribe
promo na_slabo may 30, 2019 00:49 169
Buy for 10 tokens
Правила Порядок такой: путем розыгрыша при помощи Таксы и Валенка выбираем тему для конкурсного произведения. Определяем сроки написания и дни подведения итогов. Садимся и пишем. Кидаем пост в сообщество через премодерацию. Любуемся. Ждем оценок, комментариев и итогов заплыва. Собственно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments