lysyi_valenok (lysyi_valenok) wrote in na_slabo,
lysyi_valenok
lysyi_valenok
na_slabo

Все в шоколаде

88B2A03D-3A8C-4C92-B69A-F90DCBB7B301.jpeg
Эпиграф, он же аннотация.

Хоть в тексте упомянут шоколад
И шкаф, но я замечу осторожно:
Тут не кондитерский описан склад;
Рефрен поста: «...прислуживаться тошно»

…Уже третий месяц недавний выпускник московского мединститута трудился в одном из представительств западных медицинских компаний, хлынувших в начале 90-х на дикий российский рынок. Но одной России западным дельцам от фармбизнеса было мало, капитал раскинул щупальца на бывшие советские республики. В семье юного врача наблюдался острый дефицит наличных средств, связанный с рождением ребенка, поэтому он временно отказался от привлекательной возможности работать за «спасибо» в государственном здравоохранении и, слегка освежив английский со словарем, пошел навстречу капиталистическим устремлениям. Молодого кормящего отца распределили в украинский сектор, изучать, чем дышит местное чиновничество, управляющее здоровьем нэзалежных украинцев, и «чем живет, и почему не нужно золота ему, когда простой продукт имеет». Для начала доктору-засланцу были выданы поручения представлять западный капитал на профильной выставке в матери городов русских, куда он был послан с коллегой славянской наружности, но буддисткого толка, что гарантировало трезвость как минимум половины личного состава. Коллега Дмитрий, даром что не медик, а программер, отличался не только трезвостью, но и силой духа, чего нельзя было сказать о силе физической. Поэтому тащить образцы и каталоги мог в ограниченном объеме. Остальное, тихо матерясь на латыни, тащил доктор. И до аэропорта, и от аэропорта, и в аэропортах. Тащить помогали не столько докторская латынь и программерские мантры, сколько мысль, что это все будет роздано на выставке, и назад коллеги полетят быстрыми соколами, прихватив на сэкономленные командировочные красивых, но нетяжелых украинских сувениров. Ещё два дня эта мысль грела и ласкала их души, и, отдавая очередному посетителю каталог или образец, они все с большей радостью смотрели на тающую кучку, а дзен-буддист даже пытался медитировать и левитировать. Но на третий день проездом из Москвы в Киргизию к стенду прибыл Большой Зарубежный Шеф и с ним Шеф Поменьше отечественного разлива. Оба повертели в руках образцы перед подскочившими журналистами, дали прочувствованное интервью о том, как они спасут жизни и здоровья украинских детей и собрались было в кишлаки, однако к ним подошел кто-то из устроителей выставки и сообщил, что кроме выставочного и здравоохоронительного бизнеса компания занимается ещё и ввозом безакцизного алкоголя, поэтому может предложить дорогим гостям буквально за гроши…
Шефы не возражали. Они схватили каталог и натыкали бутылок двадцать элитного спиртного, который им тут же и выдали в огромадной, как шкаф и тяжеленной коробке. Следует отметить, что некоторые бутылки были объемом в один литр, другие – пятилитровые. Гнусных мерзавчиков по 0,5 не присутствовало, кроме шоколадного ликера , поэтому коробка была увесистой.
Расплатившись, Зарубежный шеф вдруг опомнился и спросил у Отечественного: «А как же нам с этим в Кыргызстан?» Несмотря на акцент и сложное слово, Отечественный сразу понял суть вопроса и моментально сформулировал ответ: «Ребята завтра летят в Москву, забросят!». Разумеется, мнение негров плантаторов не интересовало, поэтому ребята получили шкафоподобную коробку и напутственное слово, которое содержало пожелание кроме коробки захватить ещё видеокассету с выступлениями Шефов перед изумленной украинской публикой на фоне западных фармацевтических чудес. Кассета прекрасно уместилась между пятилитровой «Смирновкой» и шоколадным «Шериданом» Вместо денег на такси было указано на то, что от выставки до аэропорта носителей доставит бесплатный автобус устроителей, а от аэропорта до офиса фирмы - шофер фирмы на автомобиле фирмы. То есть, фирменную логистику неграм гарантировали. Но между этими двумя комфортными бесплатными перевозками находилась украинская таможня, работающая под девизом «Только две бутылки в одни руки проклятым москалям!».
Доктор, как старший группы доставки, немного напрягся и потребовал начальника смены. Начальник потребовал уплаты пошлины. Программист Дмитрий некстати ушел в астрал, деньги же закончились еще на сувенирной лавке. О том, чтобы поделиться чужим алкоголем с таможней, не могло быть и речи.
Оставался последний шанс. Из недр папочки с кучей чеков для финансового отчета был извлечен отпечатанный на желтой бумажке и неровно оторванный корешок приходного кассового чека, на котором было неразборчиво написано «алкогольные напитки», но стояла красивая печать канадской компании – импортера и сумма в долларах США. Размахивая листочком и угрожая международным скандалом, доктор попер буром на начальника смены, упирая на то, что московское представительство европейской компании приобрело за американские деньги у канадцев французские и итальянские алкогольные напитки. «-Где Вы видите финансовые интересы Украины?!». Удивительно, но эта чушь подействовала даже на зам. начальника всей местной таможни, который тоже прибыл на место скандала, а уж начальника смены просто повергла в трепет. «-А что на кассете?» - робко осведомился таможенный зам, видимо, пытаясь хоть как-то оправдать служебное рвение. «-А на кассете, уважаемый, интервью нашего западного руководства представителям пресс-службы Президента Украины!» - доктора несло, -«и мы можем дополнить запись, пригласив их сюда. Дима, але, беги вон к таксофону, звони журналистам и в администрацию Дадите интервью? Вам с текстом помочь?». Начальник держал лицо: «- Вы можете пока оставить вашу коробку у нас на терминале на ответственное хранение.»
«- Я вас умоляю! Пока мы будем оформляться, Вы самолет за хвост подержите? Не, раз уж нам здесь куковать, пообщайтесь пока с прессой, пусть граждане Украины узнают, как тут встречают и провожают гостей, которые, между прочим, собираются сюда везти лекарства, чтобы лечить их детей!» Доктор был ещё юн, но терт жизнью и знал, что никакая качественная демагогия не обходится без упоминания детей. Сработало и на сей раз. А может, помогло то, что Дима уже крутил диск телефона-автомата. Разумеется, пресс-службе никакого президента, он, конечно, дозвониться не мог, так как не знал телефона, но с каменным лицом буддиста, натренированным годами медитаций, слушал в трубке точное время: «…Дэвьятнадьцять годын, пьятнадьцять хвылын…»
«- Ладно, берите свою коробку и летите! как вы её только довезете, интересно.» «-В салон возьмем!». «- Ага, сейчас!»
…В салон с этим алкогольным шкафом не пустили; то ли таможня постаралась, то ли правила никак не допускали, но пришлось оформлять багаж. Самолет-таки задержали, потом по погодным условиям вместо Шереметьево отправили во Внуково. И, конечно же, водитель фирмы не собирался никуда ехать среди ночи, тем более, на противоположный конец ближнего Подмосковья.
Когда коллеги получили багаж, от него ощутимо пахло «Смирновкой» и, совсем немного, для гурманов, - шоколадкой. Вскрытие на газончике показало, что пятилитровая «Смирновка» поцеловалась с «Шериданом» так удачно, что их ингредиенты смешались на дне, образовав невиданный до сих пор коктейль. В коктейле плавало интервью Шефов в виде бетакамовской кассеты. Остальное, как ни странно, было целым.
Доктор, имея ввиду перспективу тащить всё это до автобуса, так как тех денег которые просят аэропортовские таксисты, у него уже не было, осатанел и пригласил невозмутимого буддиста поближе к коробке. «-Дима, посмотри повнимательнее! Тебе не кажется, что всё разбилось?». Дима пожал плечами, потом посоветовался с астралом и кивнул головой.
За пару бутылок коллекционного «Хеннеси» знающий толк в спиртном таксист развез их по домам. Дима долго упирался, отговариваясь трезвостью, но всё же получил в нагрузку «Баллантайз» для «подарить кому-нибудь» в обмен на обещание перечитать «Молодую гвардию» и вести себя на допросе в офисе соответственно. С остальным алкоголем доктор решил твердо – ни одного флакона буржуазии в лице Шефов. Просто из принципа.
Через несколько дней из азиатской командировки вернулись Директора. Судьба коробки со спиртным повергла их в уныние. «- Что, ничего не сохранилось?» «-Ни единой бутылки!» Ни допрос порознь, ни очная ставка ничего не дали. Показания сходились в главном и не противоречили в деталях. Буддист окаменел лицом, доктор же, напротив, в деталях живописал сцену на таможне, воздушные ямы и непогоду, смену аэропорта… В заключении была предъявлена ароматная видеокассета. Изображение внутри сохранилось, а вот со звуком вышла накладочка. Шефы, как рыбы, беззвучно разевали рты, жестикулировали, виртуозно играли мимикой, отчего впечатление было донельзя комическое. Первым из ступора вышел Отечественный Шеф. «-Ну, все ясно, я думал, вы смекалку проявите, а вы вот…». Сотрудники весело молчали. Зарубежный Шеф с неподражаемым акцентом произнес «В Европе с багажом обращаются аккуратнее, может, нужно было наклейку. как это по русски, «Крупки грус? ». «Хрупкий груз», машинально поправил Отечественный шеф. Сотрудники промолчали ещё веселее.
Прошло время, Отечественный шеф дал Диме, как человеку трезвомыслящему, поручение купить к корпоративному празднику алкогольных напитков. Деньги он должен был получить в бухгалтерии.
«- Дима, денег не бери! Вернем запасы на стол, и совесть у нас чиста»,- шепнул доктор. Так и сделали. Стол украшали односолодовый виски и элитные коньяки, не было лишь «Смирновки» и «Шеридана». Проницательный Отечественный шеф не поленился сходить в бухгалтерию и спросить, сколько было потрачено на корпоратив, но наша обаятельная главбух, посвященная в суть истории, утопила того в водопаде цифр и он предпочел глубоко не копать.
А через годик, более-менее встав на финансовые ноги, доктор ушел обратно в медицину, но это уже другая история.
Tags: шоколад в шкафу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 109 comments

Bestnamenlosen

June 21 2019, 14:13:28 UTC 9 months ago

  • New comment
Тогда, совесть моя чиста)