gnomomamochka wrote in na_slabo

Categories:

Зимняя не сказка

— Кать, а Кать, что такое шахматная жертва, шесть букв, последняя Т? -  перекрикивая метель за окном, орал через стенку отец семейства, почесывая  попеременно то заросшую шею, торчащую из растянутой майки, то сунув руку в  карман старых треников, дикорастущую поросль экваториальной зоны. 

— Ой, да некогда мне, вон у Мишки спроси, — отбрехивалась занятая хозяйка  дома, вся в муке и домашних валенках на толстый носок. 

— Миха, геть сюды, иди отцу помогай, — тут же воспользовался подсказкой,  употевший от непосильного умственного труда сорокапятилетний мужчина маскулинной наружности, — шахматная жертва, шесть букв, последняя Т?

Мишке было двенадцать, три из которых он провёл в этой дыре, куда их с  сестрой Машкой привезли родители за здоровым образом жизни и чистым  воздухом. 

Терпеть вечный запах тёплого куриного помета и туповатых деревенских  соседей можно было исключительно из-за хорошей скорости интернета. Спутниковую  тарелку установили в доме одновременно с обеденным столом. Родители, хоть и впали в маразм с желанием своего-свеженького-негэмэошного, но все ж таки связь с цивилизацией насовсем не рвали. 

Бежать на зов отца, задающего дурацкие вопросы, было лень, но путь к нему  пролегал через кухню и обещал быть приятным. Из духовки тянулись первые ароматы  шанежек.

— Ма, а чего вдруг отца на шахматы потянуло? — уплетая горячий сдобный шар  и обжигая язык, шепеляво интересовался отпрыск, — он же никогда не играл.

— Он в туалете из кучи газет для кошачьего горшка, откопал старый сканворд.  Вот теперь развлекается.

Мишка, дожевав шанежку, все-таки дошёл до отца, валяющегося на диване с  пожелтевшей газетой и обгрызенным с обратной стороны карандашом. Отец шевелил  бровями и считал буквы. Получалось не очень.

— Ну давай, чего там у тебя в сканворде не разгадано? Кроме жертвы есть ещё  чего?

— Ага, есть. Сумма бесконечно малых  частей целого, восемь букв, вторая Н, последняя Л.

— Нифигасе, это  чё за сканворд? Для элиты политехнического колледжа? Щас бы погуглить, — мечтательно закатил глаза тинейджер.

— Зови Машку,  все равно без дела сидит, может она чего подскажет?

Машке уже  пятнадцать. Этим сказано. Когда родители решили переехать в эту жопу земли, продав городскую квартиру, её  голос не учли. За что третий год подряд в списке у деда мороза значился пожар и землетрясение, чтоб все  пропало и можно было уехать.

Университетская  общага виделась раем. Но до неё ещё два года и тридцать килограмм  учебников.

На зов голода и  аромата булочек Машка явилась с книжкой и единственной масляной лампой в доме.  Ну вылитая юная жена декабриста в ссылке, тот же измученный  взгляд. 

— Машунь, ну-ка,  как самая умная, скажи мне нужное слово: сумма бесконечно малых  частей целого, восемь букв, вторая Н, последняя Л.

— А какие слова  поперёк? 

— Шахматная жертва, шесть  букв, последняя Т.

— Давай с другой  стороны зайдём? Чего там у тебя ещё осталось не разгаданным? 

— Металлический  объект с резьбой, используемый в убийствах и сантехнике, шесть букв, четвёртая Ц?

— Давай  дальше.

— Недопрофессор, шесть букв,  пятая Н.

— Дальше. Ну мне  так, для себя, чисто поржать. 

— Самый северный не «крымнаш»,  десять букв, пятая Б.

— Дальше, — перебивая друг друга, требовали дети. 

— Английский изобретатель  высокосортной бумаги, шесть букв, вторая и пятая А. Я про бумагу знаю только,  что она бывает А4 и А1. Но сюда не подходит почему-то.

— Ну дальше  давай, — торопили образованные общеобразовательной школой  подростки.

Но тут мать  семейства позвала всех обедать и возбужденные родственники ломанулись за стол,  посредине которого красовалась давешняя лампа. 

Пока семья  уплетала заботливо приготовленные матерью пироги, она пододвинула к себе газетку  со сложной головоломкой и чего-то быстро туда вписала.

Пол часа  спустя, убрав со стола и намывая посуду она не видела сурово поджатых  супружеских губ и таких же сурово насупленных отпрысков, разглядывающих  заполненные ею пустые клетки.

Шахматной жертвой оказался Гамбит. Кто ж знал, что это не кино про Турцию?
Суммой бесконечно малых частей целого обозначил себя Интеграл. Какая же это сумма, если такую закорючку ставят перед сложными формулами?
Английский  изобретатель высокосортной бумаги назывался Ватман. В Англии тоже везде евреи?
Самый северный не «крымнаш» и вовсе Шпицбергеном оказался. И почему он не наш, там же всё наше?
Недопрофессором назвали Доцента. Это не погоняло, что ли?
А металлический объект  с резьбой, используемый в убийствах и сантехнике — это Штуцер. Вот про штуцер-то  откуда она знала?

— А последнюю  строчку-то не заполнила, — ехидно предъявил супружник взмыленной супруге, ввалившись на кухню с газеткой наперевес и ковыряя спичкой в зубах, — кто такой владелец самых качественных  мертвых душ, девять букв, первая С?

— Не заметила, наверное. Да это Собакевич, помещик из Гоголевских «Мертвых душ». Мы в школе  проходили. Не помнишь, что ли?

Обиженный  супружник ушёл на диван, по пути выбросив противную газету. Дети тоже разошлись  надутыми по своим комнатам.

Быстрее бы уже  свет дали, а то так и перессориться недолго, второй день без электричества, — печалилась Катерина, прислушиваясь к завываниям зимы, - и не погуглить ведь,  когда погода наладится...

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →